alleukemist: (Darwin)
Странно мне, как профессиональному генетику, не любить генетику. Я обожаю саму науку и область исследования, а также выявленные механизмы наследственности: они просто потрясают, а также открывают перед нами невиданные возможности по улучшению нашей жизни. Однако я не люблю генетику в том смысле, что мне не хочется думать, что многое в нашей жизни, в том, кто мы есть, определяется нашими генами. Вообще говоря, это ведь ужасно несправедливо: пытаться работать в каком-то направлении улучшения себя самого и упереться в эту зловещую границу - твои гены. Зависеть от генов - это ведь не сильно лучше, чем зависеть от звезд или богов. Это то, что на данный момент мы никак не можем исправить своими собственными усилиями.
Все эти мысли во мне пробудились с новой силой, когда я слушал подкаст от NPR о людях, которые росли в приемных семьях и нашли свои биологические семьи в очень зрелом возрасте. Слушатели, звонившие в студию, рассказывали трогательные и очень, вообще говоря, радостные истории обретения биологической семьи, однако я воспринимал их рассказы как свидетельство генетического проклятья. Всю свою жизнь этот человек прожил вдали от биологических родственников, был воспитан в другой среде, и что же? Выясняется, что очень часто сиблинги (причем не монозиготные!) работали на одинаковых должностях, имели схожие взгляды и предпочтения. И эти ужасные, если вдуматься, слова: я почувствовал(а), что вижу в этих людях отражение себя; после того, как я увидела их, словно кусочки паззла встали на свои места! Что же это означает? Чужие, по сути, люди, которых ты знать не знал и ведать не ведал, оказываются тебе чуть ли не ближе, чем те, с кем ты прожил всю свою жизнь, которые вырастили тебя с младенческого возраста. Вот ведь трагедия! Многие читатели сейчас могут не понимать, где я вижу трагедию в этих историях. Понимаете, это биологическая детерминированность нашего поведения, и если я вижу, что она больше, чем я предполагал, меня это расстраивает. Приведу другой пример.
Примерно 16+... )Но если брать примеры воссоединения семей, то сами по себе они никакой трагедии с практической точки зрения не представляют. К сожалению, воссоединением семей все не ограничивается. Потому что если гены так много значат, то и род и племя значат тоже много. Я, как убежденный интернационалист и космополит, с большим неудовольствием слышу рассуждения о принадлежности к какой-то национальности, даже роду. Однако вынужден, скажем так, не полностью отвергать идею, что все эти родовые признаки в более-менее закрытых популяциях могут существовать. Лично я сильно сомневаюсь в их существовании в силу большого генетического разнообразия в современных популяциях людей, но вот в первобытной ситуации маленьких локальных родов это и правда могло играть большую роль. Именно поэтому я большой сторонник происходящего сейчас смешивания народов: это прекрасный способ повысить общую приспособленность и, главное, уменьшить или вообще уничтожить хотя бы родовую предопределенность и заглушить наш вечный, опять же генетический, инстинкт "свой-чужой", который столь часто приводил и приводит к кровавым последствиям.
Но не поймите меня неправильно: хоть мне и неприятно осознавать важность биологии в определении человека, я все же считаю, что человек выше своих генов. Ведь есть же, в конце концов, фенокопии и генокопии, есть нормы реакции - то есть в пределах генов у нас есть определенная свобода маневра, и, по большому счету, достаточно, чтобы эта свобода оказалась больше, чем само влияние генов, для того, чтобы мы могли считать себя истинно свободными. Если задуматься, вполне возможно, что весь человеческий прогресс можно свести к борьбе с биологическим детерминизмом. И если мы так преуспели в этом уже, то кто знает, какие успехи ожидают нас в будущем на этом пути!
alleukemist: (Default)
Тут некоторые довольно неумные журналисты Валерий Панюшкин и Наталья Радулова решили нанести сокрушительный удар по атеизму, задав нам, атеистам, ряд вопросов. Не поймите меня неправильно: я не слежу за творчеством этих людей, но оно до меня иногда доносится. Что ж, они попытались разрушить мой песочный замок, а я попытаюсь разрушить их - с тем же результатом, вероятно. :-) А заодно подниму одну проблему, которая и правда кажется мне занимательной.

Я тоже всегда думала: каково это - жить без Бога. Моя подруга вчера сказала: "Если у меня трудные времена, то я начинаю молиться, вспоминаю слова из Библии: ”Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас”. Я говорю с Богом как с Отцом, я отдаю Ему свои проблемы и знаю, что Он разберется, защитит, поможет. Я понимаю, что я не одна. А как же атеисты? Ведь им приходится рассчитывать только на себя. А ведь это трудно, непосильно просто".

Что вы делаете, когда вам страшно? Ну, самолет падает в воздушную яму, артиллерийский обстрел начинается, эпидемия холеры… Я в таких случаях принимаю разумные, но совершенно недостаточные меры (пристегнуть ремень, спрятаться в окоп, мыть руки), а потом молюсь. А вы что делаете?


Меня давно уже интересует вопрос: а почему христианские верующие (про других доподлинно не знаю, так что не берусь судить) молятся своему богу, прося его о том, чтобы в этой жизни что-то стало для них лучше? Я могу понять, если это происходит в силу инфантильного упования на родителя - но тогда довольно странно сознаваться в собственной инфантильности, да еще и других к этому призывать. Да, слаб человек, может вести себя иррационально, под воздействием детских комплексов и инстинктов. Если кто-то может без этого обойтись - честь и хвала.
Я могу также понять, если люди молятся о спасении своей души. Тут и правда все как бы зависит от них, и если они верят, что такое-то поведение и мысли могут принести им всяческие ништяки в загробной жизни - дело их. Но для этого надо верить в душу, и к атеистам вопрос "почему вы не заботитесь о спасении души" неприменим. Ну это все равно что я начну настойчиво допытываться, почему кто-то не хочет играть в судоку. Неинтересно.
Чего я не могу понять, так это странную уверенность, что бог поможет верующим избежать трудностей в этой жизни. Они что, не знают, сколько истово верующих людей погибли в страшных муках? Да что там, сколько истово верующих людей потеряли детей в страшных муках - этот кошмар вообще не поддается осознанию! И неужели они думают, что бог, проигнорировавший мольбы этих, наверняка, более достойных людей, снизойдет до жалкой молитвы того, кто верит в облегчение своей участи?! Это же просто грех гордыни какой-то.
Перед тем, как спрашивать такие глупости, верующим надо поучить собственную матчасть. Бог никому не обещал благ и процветания в этой жизни. Более того, если у него есть соответствующий план относительно тебя, то ты умрешь, корчась от боли и желая смерти, и никакие твои страдания бога не растрогают, потому что были такие до тебя и будут после тебя. Хех, да весь ад, если верить всем этим рассказам, полон вечно мучающихся, горящих заживо людей, причем некоторые из них просто не так верили в бога или не верили в него - только и всего. Он их жалеет? Как бы не так. Единственно, он покарает тебя, если ты наложишь на себя руки, потому что и жизнь-то твоя тебе не принадлежит, и он карает за самовольный отход от плана.
Таким образом, просить бога об облегчении участи в земной жизни просто бессмысленно. Надеяться на изменения бессмысленно. Если это в его плане, то он сам это сделает, если нет, то молитвы не помогут. Знать о его планах ты не можешь. Так о чем молиться? Только о спасении души, но этот вопрос вне рассматриваемой сейчас темы. Так где же преимущество верующего перед атеистом? Атеист считает, что многое зависит от него, но есть обстоятельства, которые вне его власти, и он сделает все от себя зависящее, а дальше будь что будет. Он может надеяться на лучшее, но это уже дело законов природы. Взывать к ним бессмысленно. Верующий может надеяться на то, что планы бога в его отношении не являются полной жестью, как тоже бывает. Он может взывать, но это тоже бессмысленно, как я показал выше. Так что в отношении надежды мы совершенно равны. Единственная небольшое преимущество атеиста заключается в том, что атеист всегда знает, что смерть избавляет от любых радостей и горестей, прекращая существование вообще. А вот верующий на такую роскошь, как гарантированный выход из игры, не рассчитывает.
alleukemist: (Default)
Только что послушал замечательный подкаст на NPR, и не могу молчать. ;) Можно сказать, что в этом подкасте затронуты совсем не только бытовые проблемы и даже не общественные. Это подкаст, затрагивающий глубинные философские дилеммы о добре и зле, так что настоятельно советую послушать.
Основной вопрос, поставленный в этой передаче: почему люди плохо поступают, - имеет много ответов, так как и мотиваций много. От психиатрических (как у каких-нибудь маньяков) до просто присущей людям жестокости. Но вот эти очевидные мотивации в передаче не рассматриваются, потому что с ними и так все ясно. Очень часто бывает, что плохие вещи совершаются "хорошими" людьми, и передача разбирает именно такие случаи. Вывод тоже очень интересен, и мне кажется, что большинство из нас вполне может соотнести его с собой: плохие поступки часто совершаются людьми из любви к ближнему. При этом эти поступки плохи, потому что все ближние в совокупности от этого поступка получают ущерб, хотя и какой-то конкретный ближний (а не сам виновник!) получает выгоду. Вы чувствуете симпатию к человеку и поэтому хотите ему помочь, даже если вам самому это не несет никакой выгоды: пропустить его на тесте на эмиссию вредных веществ в машине, помочь его ребенку куда-то поступить и т. д. А это, между прочим, можно считать кирпичиками, на которых отчасти строится коррупция и огромное зло, исходящее от нее.
Здесь возникает вопрос, что такое плохой поступок. В передаче подразумевается, что этично - это 1) законно и 2) несет пользу для большинства. Оба постулата спорны, так как были времена, когда законным и обязательным было такое, что у нас сейчас волосы на голове шевелятся от одной мысли о таком законе. Очень вероятно, что у наших потомков будет та же реакция на многие наши нынешние законы. О пользе для большинства тоже часто могут возникать споры, не говоря уж о том, что вполне могут возникнуть ситуации, когда для мнимой или кажущейся пользы большинства (кто знает - может, даже реальной) надо убить невиновного ни в чем человека, и тогда мы скатываемся в бездны тоталитаризма и даже фашизма.
Именно с этой проблемой столкнулся Кант, когда сформулировал свою максиму: "Поступай так, чтобы максима твоей воли могла быть основой для всеобщего законодательства". Перефразируя, можно сказать, что ты должен думать примерно следующее: "А что если так же будут поступать все?" Если ты предвидишь плохие последствия, то значит поступок плохой. Но когда Кант это сформулировал, он до конца своих дней получал письма от читателей, которые приводили ему примеры, в целом сводившиеся к тому же противоречию, которое мы обсуждали выше: ты не помогаешь конкретному человеку, потому что такая помощь вызвала бы вред, если бы ее совершали все; однако это приводит для данного конкретного человека к ужасным последствиям, и ты находишься перед дилеммой: нанести малый вред всем или большой одному? Вообще говоря, человек, который поступает всегда согласно максиме Канта, рисуется как довольно малоприятный тип, про которого можно сказать, что он лишен человечности. Парадокс.
Вот и приходится нам решать, что лучше: помочь ближнему или не нанести абстрактный и плохо представляемый, но реальный вред всем дальним. И решение может быть очень тяжелым. Одно радует: раз мы об этом задумываемся, значит, любовь к ближнему существует, и далеко не только к родственникам и даже знакомым.

P.S. Предвижу 0 комментов, но я это писал, скорее, для себя: изложить накопившиеся в голове мысли.
alleukemist: (Default)
В Верховном суде недавно слушалось дело, в котором ФБР следило за человеком, которого они подозревали в распространении наркотиков, с помощью незаметно прикрепленного к его автомобилю жучка. Дилер и правда оказался дилером, но был отпущен, так как сбор доказательств (слежение с помощью жучка) был проведен незаконно. Прежде всего, хотел бы сказать, что это крайне правильно: правоохранительные органы должны соблюдать закон не меньше, а больше, чем кто-либо из остальных граждан.
Но возникает вопрос: справедлив ли этот закон? Стоит ли разрешить государству следить за всеми, или только по "разумным основаниям", или только после постановления суда? В соответствующей передаче на NPR народ это обсуждал, и в основном мысли людей сводились к тому, что право на частную жизнь священно, или, наоборот, нам скрывать нечего. Во-первых, я предлагаю своим друзьям подумать на эту тему и определиться со своей позицией (потому что с развитием технологий такие вопросы будут все чаще возникать). А во-вторых, хочу изложить свою позицию, которая почему-то не нашла должного отражения в программе.
Насильственное преступление - это ужасно, отвратительно и абсолютно недопустимо. Никто не может быть убит, изнасилован и т. п. безнаказанно, это догма, на которой зиждется современное общество. Следовательно, для поимки виновных в таких преступлениях должны быть применимы любые средства, за одним исключением. Это исключение - когда такие средства дают возможность злоупотреблений, как то: запугивание, шантаж, фабрикация данных, использование данных в своих личных целях. Значит, например, допросы с пытками отпадают: пытки можно использовать для всего перечисленного. То же относится к задержаниям без суда, несанкционированным обыскам (можно что-нибудь подсунуть, например). Следуя изложенной выше максиме (надо использовать все средства) и ограничительному условию (средства не должны иметь возможность быть использованы для злоупотреблений), что же мы можем сказать о слежке, к примеру, за сотовыми телефонами людей, за машинами, за какими-нибудь встроенными чипами в будущем? А вот что. Наилучшим средством к раскрытию преступлений будет тотальная слежка за всеми движущимися объектами: от сотовых телефонов до машин и, в будущем, людей, но... слежка анонимная. Анонимная не для следящих, а для того, за кем следят. То есть передвижение этих объектов записывается в единую базу данных, однако правоохранительные органы не знают, что скрывается за объектом номер 11027841876089012765187198, который утром выехал из Роквилла в Бесезду и прибыл в NIH в 8:45 утра. Если им НАДО это узнать в силу того, что они расследуют преступление, то они идут в суд и говорят: так и так, в пределах 50 метров от места преступления в течение 4 часов до и после предполагаемого времени его совершения находились следующие объекты: и дальше список. Для расследования мы просим дать нам информацию о том, кто это. Если суд видит, что все правильно, список раскрывают, на время оперативных действий об этих людях правоохранительным органам известны их имена, и они могут сопоставить данные слежки с данными из других баз: отпечатков пальцев, образцов ДНК и т. п. (а эти отпечатки и образцы должны тоже сдавать все, и тоже анонимно). Важно: после окончания расследования идентификационные номера в базе меняют.
На мой взгляд, такая система обеспечивает полицейское государство в лучшем смысле этого слова: оно защищает граждан от преступников, при этом защищая в той же мере их достоинство и свободу.
alleukemist: (Default)
Давно хотел написать, да все руки не доходили. А тут вдруг телефон соизволил соединиться с компьютером, так что пользуюсь моментом.
Как-то раз то ли патриарх Кирилл, то ли великий комик поп Чаплин беседовал с Путиным, рассуждая о справедливости. И вот Путин хорошенько огорошил своего бородатого собеседника вопросом за яблочко, причем явно с издевательским подтекстом: "Батюшка, а всем поровну - это справедливо?" Вопрос вызвал ступор у собеседника, после чего последовало нерешительное "нет". А между тем вопрос интересный, и ответ на него может многое сказать о человеке. Вот я и приведу свой ответ. Думаю, он многих удивит, но уж потрудитесь дочитать до конца, если начали.
Итак, краткий ответ на этот вопрос: да, всем поровну - это справедливо. Если бы нас кормили, одевали и обеспечивали всем прочим какие-нибудь инопланетяне, и обеспечение это не зависело бы от нашего собственного труда, то я не вижу никаких причин, почему кто-то заслуживает большей "пайки", чем другой. Ведь если разобраться, человек самоценен безотносительно своих качеств, во многом доставшихся ему в наследственной лотерее. Вот раньше было право сильного: кто сильнее, тот и взял. Сейчас, с оговорками, право умного: кто умнее, тот и взял. Оба принципа в основе своей несправедливы, потому что глупый или слабый тоже ведь хочет есть и пить не меньше и тоже является человеком. В праве сильного просто эта несправедливость проявляется наиболее явственно, мы видим ее с высоты нашего современного гуманизма. А раньше, кстати, ее и не видели.
Думаю, сейчас половина читателей крутит пальцем у виска: Дима до коммунизма договорился, совсем уже. Все отнять и поделить, что ли, получается?! Ни в коем случае, отвечаю я. Я мало знаю идей более разрушительных, чем это самое "отнять и поделить". А все дело в том, что я оговорился выше: речь шла о мире, где мы снабжаемся инопланетянами, и от нас самих ничего не зависит. В реальности же мы сами строим свой мир и пользуемся результатами своего же труда (как человечество в целом, разумеется). Важнейшим и самым главным стимулом к труду является материальное вознаграждение, причем обязательно неравное: чем больше или лучше ты трудишься, тем больше ты получаешь благ. Устраните этот стимул, и вы получите толпу бездельников. Да собственно, это все уже опробовано в реальности, далеко ходить не надо. Очень редко встречаются стимулы, не зависящие от материального вознаграждения, обычно у людей творческих профессий. Именно о таких ходил в 90-е анекдот "Может, с них плату за вход брать?" Стругацкий в своей недавнем интервью "Газете.ру" говорил, что было бы здорово, если бы эта мотивация стала главной в мире. Но я сомневаюсь в такой возможности. Она может усилиться, но вряд ли когда-нибудь станет ведущей: уж больно высокий интеллект для этого нужен, да и тот далеко не гарантия. А как мотивировать на этом уровне дворника?
Что же из этого следует? Следует жить... Неравенство - неизбежный двигатель прогресса, мотиватор, который всегда будет нас преследовать и, безусловно, практически полезен. Справедливо ли оно? Нет, как и многое из того, без чего не может существовать мир. Тут уж атеист усмехнется, а верующих я переадресую к их богам: пусть у них спрашивают, как они недодумали при акте творения. Исходя из этой посылки можно сделать и практические выводы, между прочим: наилучшим состоянием общества является такое, при котором неравенство находится на минимальном уровне, при котором, тем не менее, оно является достаточным стимулом для плодотворного труда. Между прочим, слишком большое неравенство может быть и контрпродуктивно, вызывая не желание работать, а массовое возмущение, и тогда нет никаких причин поддерживать его на таком уровне. Вот в поисках этого баланса человечество и шарахается в течение всего XX века, а то и раньше. На сегодняшний день в Европе, судя по всему, баланс смещен в сторону излишнего равенства (= иждевенчества), а в России и отчасти в США - в сторону излишнего неравенства. Найдется ли когда-нибудь баланс? Будем надеяться, так как колебания все-таки затухают вокруг чего-то похожего на этот самый баланс.
alleukemist: (Default)
Черчилль сказал, как все знают, что демократия - ужасный строй, но лучше ничего нет. Это прекрасно иллюстрируется следующими новостями: совсем недавней и более глобальной, но давней. Если рассказывать только сухой остаток, то местные жители в Европе голосуют против строительства минаретов на мечетях.
Эти новости возмутительны тем, что показывают, сколь глубоко сидит даже в самых современных обществах ксенофобия, первобытное деление на "своих"  и "чужих". В принципе, я мог бы понять решение, в котором на всех религиозных зданиях было бы запрещено строить башни выше определенной высоты или вообще какие-либо шпили. Допустим. Но как можно запрещать что-то сторонникам одной религии, при этом разрешая то же самое сторонникам другой? Это называется очень просто - нарушение прав человека, дискриминация по вероисповеданию.
Именно на основе таких историй становится понятно, какие принципы выше даже принципов демократии, в каких случаях демократическое волеизъявление народа должно быть проигнорировано. Права человека выше народного волеизъявления. Даже если подавляющее большинство выскажется за сжигание евреев в печах - эта воля народа все равно преступна, хоть и поддерживается этим большинством. Даже если большинство считает, что неграм не место в тех же школах, что и белым - это преступная дискриминация. Вот они, границы демократического волеизъявления, которые нельзя переступать, и хорошо бы об этом помнить европейским политикам-популистам.
Есть и еще одно соображение. Часто говорят, что в мусульманских странах христиан бы за такое предложение быстро в чувство привели и показали бы им их место. Не спорю. Ну так и что, вы считаете, что это хорошо и приемлемо? Вы хотите жить в таком обществе? Надеюсь, что нет. Более того, думаю, что подавляющее большинство эмигрантов из диких стран не хотят так жить - ведь они из этих стран уехали! Я прекрасно знаю, как велико желание ассимилироваться, когда находишься в чужой стране. Однако в связи с обсуждаемыми решениями всем этим иммигрантам отказывают в ассимиляции, просто-таки отталкивают от нее! Потому что невозможно ассимилироваться там, где тебя считают человеком второго сорта, это вызовет только отчуждение и неприятие новой культуры, и когда тебе предложат взорваться в христианском соборе, ты пойдешь и сделаешь это, выразив тем самым свой протест. А ведь могло бы быть по-другому, и европейцы могли бы не дрожать, ожидая той минуты, когда мусульман станет в Европе большинство. Почему они дрожат? Да потому что знают, что их будут ненавидеть так же, как они ненавидят сейчас, и уж точно не будет тогда в Европе ни одного католического шпиля! И поделом.
Page generated 2017-07-28 12:47
Powered by Dreamwidth Studios